:: на первую страницу ::

вопросы и ответы

публикации

 

 




Пресса >> 


Моя дочь сменила пол (часть 1)


 

"У вас мальчик!" или "У вас девочка!" - вот фразы, которые слышит каждая мать в тяжелый, но счастливый - момент рождения на свет ее ребенка. Мать не знает, что ждет ее чадо впереди, как сложится его судьба, она лишь надеется, что здоровье, счастье, удача и любовь не отвернутся от него. Единственное, в чем уверена каждая мать - это в пол ее ребенка. Как уверены в этом и несколько десятков окружающих людей - медиков, родственников, воспитателей и педагогов. 

- Поздравляю! У вас девочка! - вот что услыхала я, слегка оглохшая от боли, уставшая, но все-таки неимоверно счастливая в ноябре 1950-го года. У меня родилась Трейси. Я смотрела на небольшой розовый комочек, очень громкий и требовательный и сердце мое наполнялось любовью. Моя девочка. Моя дочь. И кто бы знал, как я ошибалась! Как катастрофически я ошибалась. Я даже не могла представить, что в тот самый момент у меня на руках, в теле пухлого младенца зародилась душа и сознание мальчика. И что последующие 22 года, будут для него годами муки, терзаний и тяжелой дороги к себе. 

Итак, я расскажу вам удивительную историю, историю - наперекор судьбе. Историю, полную не сломленного духа и человеческой борьбы за право быть тем, кто ты есть. Я расскажу вам своем нелегком испытании, о непонимании окружающих, хирургических вмешательствах и изумительной победе человека над одной из самых ужасных ошибок природы.

Наша дочь родилась через три дня после моей с Джимом годовщины совместной жизни. Надо ли говорить, что я и ее отец были безумно рады получить такой подарок судьбы. Джим тогда учился, а я работала офисным менеджером, но я не зацикливалась на карьере и была рада бросить все и посвятить себя целиком и полностью заботе о новорожденной дочери.
Трейси была очень нервным ребенком, очень нетерпеливым и раздражительным. Ее приводило в ярость все, что ей не нравилось. Через два года на свет появилась ее сестра - Дейзи и мы с Джимом не уставали удивляться разительной разнице между нашими дочерями. Дейзи была спокойной благожелательной девочкой, и постоянно подвергалась нападкам со стороны Трейси, она буквально терроризировала младшую сестру. Иногда, конечно, доставалось и Трейси от Дейзи, но, как правило, это происходило случайно, не по злому умыслу. В тоже время Трейси колотила сестру намеренно и осознанно. Много раз, мы проводили с ней безуспешные воспитательные беседы, но террор закончился лишь, когда Трейси исполнилось 14 лет, Дейзи было 12.

Несмотря на постоянные вспышки гнева, в целом Трейси была очень общительным и благожелательным ребенком. Она была ширококостным, с атлетической фигурой, сорванцом. Ее приводила в восторг любая физическая работа, от колки дров до выкоса травы. Но чем старше Трейси становилась, тем больше ее психика становилась уязвимее. Она часто плакала, впадала в депрессии, вспышки необъяснимой ярости случались безо всяких причин, казалось, она ненавидит весь мир. Мы с Джимом серьезно обеспокоились ее поведением и решили обратиться к психологу. Консультации не дали ни какого толка. Мы с мужем долго и подробно обсуждали, где мы "упустили" Трейси, в чем мы не додали ей внимания и любви - и не находили ответа. Мы были и есть любящие родители, целиком и полностью отдающие детям всю свою любовь. Мы были в смущении. Лишь сейчас, с высоты приобретенного опыта, я понимаю, что это путешествие - "осознание себя", своего пола, своего гендера, своих нужд и потребностей, своего существования наш ребенок должен был совершить один. Только так, и никак иначе она могла понять себя. Опыт приобретенный, пережитый не может сравниться с опытом, рассказанным на словах. Увы, но это так.

Особенно тяжелыми были последние месяцы ее пребывания в средней школе. Гнев и ярость ушли, и наступило спокойствие, какое бывает лишь перед штормом. Трейси стала очень тихой, углубленной в себя и растерянной. Однажды вечером я зашла ее поцеловать перед сном, она посмотрела на меня глазами, в которых было столько печали, что казалось, в них мог утонуть целый мир, и тихо прошептала: 
- Помоги мне, мама, я не хочу умирать...
В ту ночь я сомкнула глаз. Каждые пятнадцать минут я заходила в ее комнату, проверяя все ли в порядке. Утром, она выглядела бодрой и, ни словом не обмолвившись о вчерашнем происшествии, ушла в школу. Я тут же позвонила нашему домашнему психологу, который чрезвычайно обеспокоился. Он сообщил мне, что спокойствие, которое охватило Трейси последнее время, говорит о том, что она приняла какое-то важное решение. И, скорее всего - она решила умереть. Психолог быстро взял ситуацию под свой контроль. Вечером Трейси была направлена в психиатрическую больницу, где и пробыла три недели, проходя курс терапии. После того, как кризис миновал, она вернулась домой, но отношения наши были испорчены окончательно. 
Трейси очень хорошо успевала в школе и все мы надеялись, что она без проблем поступит в колледж, но она даже не пробовала в него поступить. Вместо этого, она устроилась на работу и, сняв комнату на другом конце города, переселилась туда. Практически перестав с нами общаться. Ей исполнилось 18 лет.

Прошло четыре года, все это время мы видели крайне редко, но когда мы ее видели - грусть и растерянность посещали наши сердца. Трейси очень изменилась. Она носила мужскую одежду, не джинсы и тяжелые ботинки, как одевается много девочек стиля унисекс, а классические мужские брюки, ботинки и рубашки. Очень элегантно. По мужски элегантно. Ее стрижка была короче, чем у многих мужчин. Меня и Джима терзало страшно подозрение, которое мы не могли озвучить: Трейси - лесбиянка? С другой стороны, Трейси выглядела очень довольной собой и жизнью, похоже, она наконец-то обрела мир с самой собой. Так или иначе, нам требовалось поговорить, но Трейси не давала нам такого шанса.

И вот, через некоторое время, Трейси сама пришла к нам сообщить, что-то "очень важное". Мы расположились в гостиной, я, Джин и Дейзи. Трейси сказала:
- Я собираюсь сделать операцию, которая сделает меня мужчиной. Я думаю как мужчина, чувствую как мужчина, выгляжу как мужчина, ощущаю себя мужчиной и хочу им стать на все 100%.
Я не могла поверить своим ушам. Заявление Трейси ни как не желало укладываться в моей голове! Да и как понять факт, что ваша дочь, собирается стать вашим сыном?! Эта новость выбила нас из колеи на недели, месяцы. Мы первый раз слышали ее слова, но мы еще не поняли всю глубину смысла в этих словах.

В то самое время, когда, боясь срыва, мы отправили Трейси в психиатрическую клинику, ей попался в руки журнал, где она прочитала статью о молодом мужчине, который подвергся хирургическому вмешательству, чтобы стать женщиной. Этот момент стал для Трейси поворотным в судьбе.
- Я не сумасшедшая! - закричала она, - Может быть у меня не в порядке с телом, но с головой порядок!
На дворе стоял 1968 год.

читать дальше >>

 

FtM Russian Transgender

 

 

 

наверх страницы